13:41
Идет большая страшная игра, количество горячих точек в мире будет расти до тех пор, пока отдельные всполохи не сольются в большой пожар

Конфликт между ХАМАС и Израилем — часть стремительно нарастающего неблагополучия мира. По словам политолога, философа, лидера движения «Суть времени» Сергея Кургиняна, идет большая страшная игра, и нужно быть готовыми к тому, что количество горячих точек в мире будет расти до тех пор, пока отдельные всполохи не сольются в большой пожар. Кто и с какой целью поджигает мир? Как России выстаивать и продолжать свое историческое бытие в условиях украинского конфликта и быстро растущего всеобщего неблагополучия? Ответы на эти вопросы предлагает Сергей Кургинян в новом выпуске передачи «Предназначение».

Политолог отмечает, что на протяжении тридцати постсоветских лет Россия оформлялась в потребительско-гедонистическом ключе, постоянно теряя мобилизационный потенциал. Реформы армии, которые проводил Сердюков, отражали определенные представления власти о том, как должна выглядеть обороноспособность Российской Федерации. Концепция новой России — национальной, прозападной, гедонистической — предполагала, что русские оставляют себе «термояд» как гарантию, что «никто не сунется». При этом страна занималась продажей на Запад нефти, газа и прочего, а в обмен покупала на Западе то, что решила не производить более самостоятельно. В результате существенная часть экономического суверенитета была утрачена, ушли пояса безопасности и т. д.

Кургинян считает, что главный вопрос текущего момента — жизнеспособны ли государство и общество в их нынешнем состоянии: с жаждой благополучия, гедонизмом, потребительством и ориентацией на Запад. По словам Кургиняна, уже в ельцинскую эпоху руководители спецслужб начали подозревать, что Запад добивается развала России. А к 2006–2007 гг. российской элите было прямо сказано: слишком большая у вас страна, хотите входить в Европу — делайте это по частям. Тогда произошел раскол, и лидером тех, кто категорически отказался делить страну на части ради вхождения в Европу, стал президент Путин.

Антизападный крен в российской политике начал нарастать. Крым, Донбасс, СВО — этапы этого пути. В момент, когда мечта о вхождении в Запад рухнула, выращенная на этой мечте западо-ориентированная, «шоколадная», удобно-комфортная Россия не перестроилась в одночасье. Но при этом оказалась достаточно устойчивой, чтобы выдержать напор Украины, которую Запад вооружил и перевел на тоталитарно-мобилизационные рельсы. Отмечая, что нельзя не приветствовать наших достижений, политолог подчеркивает, что одновременно нужно видеть реальную картину. По факту российская армия перешла в глухую оборону и в этой глухой обороне сдерживает волны наступления армии Украины. Плюс заключается в том, что мы выстояли, а минус заключается в том, что выстояли в глухой обороне.

Кургинян указывает, что поводов для паники нет, однако сложившаяся ситуация порождает вопрос: сочетаемы или несочетаемы нынешние константы потребительской жизни с жизнью страны?

Упования на то, что Запад устанет спонсировать Украину и объемы западной помощи уменьшатся, по мнению Кургиняна, беспочвенны. Даже если Запад и пойдет на то, чтобы сократить собственные расходы на Украину, в этом случае будет принято решение ограбить русских до конца и полностью.

Лидер движения «Суть времени» убежден, что Россия приговорена Западом. Распад Советского Союза и крах коммунизма был лишь первой частью этой запланированной русской смерти, и никто от этого не отказался. Концепция потребительской жизни не может быть сохранена в условиях, когда Россия приговорена, потому что на существующую конструкцию невозможно «повесить» серьезную военную нагрузку, она не выдержит.

Выстаивание перед растущими нагрузками потребует ухода от благополучно-гедонистического, потребительского образа жизни. Ведь не для того гибнут бойцы, чтобы в тылу гуляли и запускали фейерверки!

Переходя к теме Израиля, Кургинян предлагает сначала сделать экскурс в историю и указывает, что с момента Великой Французской революции, провозгласившей идеалы свободы, равенства, братства, Запад прошел большой путь. Уже во время Первой мировой войны, когда поля Европы оказались бессмысленно засеяны костями миллионов молодых людей, стало понятно, что прежние идеалы накрылись медным тазом. Тогда возник вопрос, а есть ли у западной цивилизации какая-нибудь мечта о человеке, или ее нет?

Единственными, кто дал эту мечту о человеке, были большевики. Никаких иных мечтаний о человеке, кроме коммунистических, у западной цивилизации не возникло. И на какое-то время коммунистические идеалы удержали Запад от перерождения и распада.

Как только Запад расписался в том, что, уничтожив коммунизм, сам он не может выдвинуть ни одной идеи о человеке (нет никаких перспектив, кроме замены человека роботом или превращения его окончательно в машину потребления), стало ясно, что западная цивилизация терпит фиаско.

Поскольку безграничное разрастание потребительского ядра при ограниченности ресурсов невозможно, на Западе решили, что пора задействовать контрмодернистские силы, которые откажутся и от развития, и от потребления. Контрмодернистский субъект начал усиленно создаваться во второй половине XX века. Он был нужен Западу, который объявил войну гуманизму и начал подавлять «ненужные» центры развития. Задача состояла в том, чтобы выделить ядро, где будет существовать гедонистическая извращенческая «благодать» (так называемый «золотой миллиард»), а на периферии создать море варварства и неразвития. Именно под эту задачу был сконструирован радикальный исламизм, говорит Кургинян. Радикальный исламизм культивировался той же Британией, помимо прочего, для того, чтобы ударить по Советскому Союзу.

Исламский контрмодерн страстно мечтает о халифате. Главным его врагом стал национально развивающийся ислам (т. е. ислам, пытающийся сосуществовать со светскостью, отстаивать свои позиции, одновременно уважать эту светскость).

ХАМАС создавали израильские спецслужбы, и они это признают, отмечает Кургинян. Израильтяне использовали радикальный хамасовский исламизм, чтобы ударить по Ясиру Арафату и его движениям, которые считали более опасными именно потому, что они были модернизационными, осовременивали палестинское общество.

Почему США в какой-то момент сделали ставку на халифат и объявили своими врагами режимы националистических полудиктатур в арабском мире, хотя прежде поддерживали их? Потому что эти полудиктатуры несли своим народам развитие. Стало окончательно ясно, что американцы перешли на двухуровневую модель «золотой миллиард и варвары», и что их уход из Афганистана есть часть такого перехода.

Радикализация — это процесс, в котором нажать на газ просто, а на тормоз очень трудно, говорит Кургинян. Израиль выиграет еще один тур борьбы, но потом будет сметен халифатом. Ему «помогут» быть сметенным его западные кураторы.

Но для нас прежде всего важен вопрос о России и её будущем. Лидер движения «Суть времени» указывает, что времени на то, чтобы подготовиться к новым вызовам, осталось мало, максимум пять лет. По словам Кургиняна, очень больно от того, что приговоренная Россия продолжает упиваться каким-то суррогатным благополучием. И без обсуждения своего предназначения, без новой мечты о человеке ничего не будет.


Просмотров: 161 | Добавил: shels-1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar